nomshar: (Default)
 Некоторым произведениям литературы катастрофически не везет. Взять хоть "Мастера и Маргариту" — сколько экранизаций в кино, сколько постановок в театрах, и все в пустоту. "Не то", — как бы восклицает Мюнзаузен.
Ведь Булгаков, когда писал, знал, по-крайней мере до него должны были доходить слухи, что "важнешим из искусств для нас является кино". Ну, что ему стоило в часы досуга набросать сценарчик там, текст какой сопроводительный. Дескать, будете в кино снимать, знайте. И далее по пунктам. Жаль, не сделал. Теперь от Вайды, Кары и Бортко. Так и живем. Ходим, смотрим, отплевываемся.
Но были люди и другие. Римкий-Корсаков. Поразили его стихи Пушкина о золотом петушке. Переложил на музыку. Оперу поставили и благополучно забыли.
Но были люди и другие. Которые вспомнили. В наше жадное до современных оперных постановок время новая сцена Большого приютила Кирилла Серебренникова. Он, правда, МХАТовский товарищ и больше по другим делам. Но оперу все же поставил.
Т.к. Верди и Пучини ему детство не испортили, Кирилл решил действовать почти уже классическим путем — возьмем то, что было давно и перенесем на кухню хрущевки. С Лесом получилось. Петушок не дался. Точнее он вроде бы и хотел, но к третьему действию передумал окончательно. 
Царь Додон. Т.е. генеральный секретарь ЦК КПСС Додон Ильич встревожился вдруг не ко времени делами пограничными. Соседи набегами заели, как комары на Малой Земле. Созвав очередной пленум малиновых пиджаков с отливом и казаков и описав ситуацию на местах и в мире, дал слово сыновьям. Затем пришел звездочет с мальчиком-петушком (Золотого Петушка действительно играл мальчик 11 лет), рассказав о чуде и неонке, которая, как полагается, у нутри.
Потом все знают: первый сын ушел и не вернулся; второй ушел и также не вернулся. Генсек пошел походом. Нашел там Ксению Собчак Шамаханскую царицу. Пил, гулял, на гробах сыновей станцевал. Решил жениться. Устроил дома парад на Красной площади (видать, Великий Октябрь подоспел), показал новую СС-200. И помер, кинутый царицей, целованный петушком.
На том опера закончилась. Апплодисменты, овации, цветы и выходы.
Красиво получилось. Мальчик-петушок с неонкой, девица в норках и генсек с медальками. Кич и гротекс. Жаль рок-группы не было. Для образа 
nomshar: (Default)
Честно говоря, летом как-то не тянет писать. Жара, как говорилось в одной рекламе.
Но вот одно событие все же сподвигло на небольшую заметку.

Если бы вы знали, как мне надоело современное искусство. Или актуальное. Можно предлагать свои варианты.
Одна социальщина кругом. В прошлом году центр "Гараж" демонстрировал работу уже не помню кого. Зато прекрасно помню, о чем.
Вот, например, по тегу современное искусство.Slave city — как сейчас помню, город, где человек становится ресурсом, где его тело перерабатывается для нужд следующих поколений. И экспонаты сооветствующие. 
Ну и что? Поднял автор тему города будущего. Кого-нибудь это взволновало, кроме галлеристов и критиков?! Меня вот нет. А может, кому-нибудь не дает сладко спать мысль о будущем человечества? Мучается ведь человек. Каждый день приходит с работы и думает. Мне так кажется, сейчас гораздо волнительней мысль, каким будет IPhone 5. Какое там человечество, будущее, мироздание... Сидим, отдыхаем, посматриваем очередную серию демократизации в Ливии (еще друга Поступа этот вопрос волновал чуть больше пьянок в Риме). 
Но если вменяемая часть человечества давно все уже поняла (опять-таки Бродский с его "мы все приговорены к смерти"), то другая, малочисленная, из рядом современных художников, никак не может успокоиться. 
Каждый раз оказываешься на очередной выставке и начинаешь натужно строить новые, по сути, тебе ненужные нейросвязи. Что хотел сказать автор, а не показал ли он здесь все лицемерие нашего мира? Приглядываешься — нет, не показал. А может, новые формы? Где-то я это уже видел. Не у Родченко ли. А что там с содержанием? Хм-м... Лучше вообще не касаться этой темы.
И буквально вчера я нашел самого интересного художника. Его вообще не интересуют ни форма, ни содержание. Таррел просто любит свет и делает с ним почти все, что хочет. Не надо задумываться над смыслом. Его работы бессмысленны. Тебе просто светят в лицо фонарем. Или двумя фонарями. Все. Правда, сделано это очень хорошо. Я был в восторге. Коперфилд, конечно, лучше. Он летал, не привязывая веревочку. Но то фокусник. А тут художник. 
 
Да, а кто в этом году взял приз World Press Photo? Помнится, в прошлом, текст пояснения к кадру был чуть ли не больше самого кадра. 
 

Мы

Apr. 5th, 2011 02:17 am
nomshar: (Default)
 В это воскресенье ходили на выставку "Статистика" в Манеже: два фотографа, Валерий Нистратов и Джейсон Ашкенази посетили несколько городов России, где в разных местах фотографировали людей. Разные города, разные люди, но одинаковым оставалось одно — поза фотографируемого, свет и фон в виде белой ткани. Так они составили небольшой наш портрет.
Параллельно в там же идут и другие выставки, тоже интересные (например, съемки послевоенной Италии), но эта перечеркнула впечатление от всех. Казалось бы, так просто, поездить по городам и сделать кадры разных людей, записать их имя, возраст, место работы, должность (особенно понравилась "муза"), пару слов о себе. Но вместе собранные, они потрясают. Обычно говорят в таких случаях, что мы вглядываемся в зеркало, видим себя и т.п. Все это так. Однако эта простота на грани формального отчета о проделанной работе со списком участников. Искусство, зачастую, а может, и всегда, это гротеск; оно, как микроскоп, открывает тайны микромира художника и его работ. У Нистратова и Ашкенази этого нет. Здесь нет их взгляда, поэтому остается лишь взгляд зрителя. Собранные вместе кадры задают ритмический рисунок, такой, что зритель сам может продолжить увиденный ряд, добавив его кадрами друзей и родственников, воссозданных в его памяти. Поразительно, но заключительный кадр экспозиции появляется в голове — на фоне белого полотна, опустив свободно руки, стою я в коричневатых брюках, рубашке в полоску, и подпись рядом: "Ильин Игорь. 1982 год, программист, выставочный зал "Манеж", город Москва.
Я не удержался и вернулся, чтобы снять небольшое видео. Мне хотелось представить портреты в виде некоего конвейера. Думаю, не получилось.
Да, прошу прощения за странный формат: снято на IPhone, плюс, я еще в нем не разобрался. :)
 

Валерий Нистратов и Джейсон Ашкенази "Статистика" from nomshar on Vimeo.

nomshar: (Default)
Небольшой отрывок из переписки об актуальном искусстве.

Ну, а теперь об искусстве.
Понимаешь, с тематикой сейчас все плохо. И разве что, это интересно лишь историкам-искусствоведам в плане развития мысли, поиска формы и содержания. Сами по себе работы культурной ценности по большей части не представляют.
Живопись, скульптура (если мы говорим о визуальном творчестве) сейчас находится под давлением (IMHO) двух опытов. Первый – социальная сфера. Быть может, искусство сейчас, как никогда ранее, отражает мысли авторов на окружающую действительность и ее развитие в будущем. Второй – целый век формы. 20-е столетие ознаменовалось небывалом всплеском форм. Поиск формы стал основополагающим. Конструктивизм, Сюрреализм, Супрематизм, Урбанизм, Кубизм, Поп-арт в конце концов.
Везде ведущую скрипку играет форма, но не содержание. Художник ставил перед собой задачу найти новую форму представления мира. И кстати, Черный квадрат Малевича стал апофеозом этого поиска. Сейчас, нарисуй черный квадрат, ты не станешь Малевичем. Тогда же форма сомкнулась в обычном квадрате. Все изыскания, все мысли, все поиски уложились в одну примитивную фигуру. Если говорить научным языком – Квадрат стал квинтесенцией всех форм и всех содержаний. В этом его заслуга. Но в то же время, он положил начало даже не течению, а всему развитию будущего искусства. Лирика уступила место социальному аспекту. Любовь ушла на второй план. Эротизм ушел из живописи. Актуальным искусством стала жизнь. И в основном в пессимистическом аспекте.
Художник, как провидец, видит грядущее. Но из всех грядущих сейчас нам, зрителям, показывают ужас. Ужас стал главной темой творчества. Представить иначе, уйти от реализма. А если и реализм, то пусть он будет самым ужасающим, чтобы люди содрогнулись.
Говоря все это, я не хочу сказать, что классические мотивы совсем оставили полотна и рукописи. Нет. И в начале века, и сейчас есть еще старые добрые пейзажи, томные женские взгляды с полотен. Мы все еще восхищаемся женской красотой. И, слава Богу, женская грудь все еще является символом высшей нежности. Однако этого все меньше. А костей все больше. Людям лишь остается свое, тихое восхищение друг другом, нежность влюбленных и сладость поцелуев. Этого ни один апокалипсис у нас не отнимет

nomshar: (Default)
Да, забыл. Еще осталась Fabrika. Но и там детского смеха мы не найдем.
Однако беспокоиться не надо. Все нормально. Апокалипсис, выбросы, мусор, металл и пластик. Все, как у людей.
nomshar: (Default)
Что, друзья, я могу сказать о выставке. Красота природы уже не внушает. Мы ищем красоту во второй природе – так сказать, антропогенной, созданой человеком и для человека. Нас мучает будущее, которое, судя по представленным работам, не такое уж радужное, как думали когда-то пионеры, закладывающие всякие письма потомкам в памятники и другие "граниты".
Социальная поэзия, социальная живопись, социальная... Все о жизни и о человеке. Все о том, как нам плохо сейчас и как будет еще хуже дальше. Любимая фраза: "Если мы немедленно...". После многоточия можно ставить любой глагол. 
Народный старик России тов. К. А. Кашкин мне импонирует гораздо больше, нежели варяги за рекой со своим всяческим нео – конструктивизмом, реализмом, супрематизмом и другими измами.
Видели последний кадр (Винзавод 5)? Это вам, ребята, эротика. Больше скажу, порнография. Обнаженная девушка стоит в раскрепощенной позе и ждет... Очень надеюсь, что мужчину. Хотя и мужчину вы тоже видели (Триптих "Винзавод 4"). Ему не до нее.
Три богатыря отдают последнее – доноры на краю. А гостей такой вот столицы встречает радостная надпись – Slave City. 
"Welcome!", – как говорилось в одной рекламе.

-

Oct. 5th, 2009 02:31 am
nomshar: (Default)
Чуть позже появится еще.
nomshar: (chagall_paris_from_window)
Вернулись с биеннале. Много, интересно, но не все. Попутно появилось несколько идей.
Фотографии, надеюсь, скоро опубликую здесь.
nomshar: (chagall_paris_from_window)
Сидим в кафе центра Гараж. Уже часть выставки посмотрели. Понравились три вещи: падающие слова из капель воды, город в мусорных баках и строй животных в шубах а ля бабка за дедку, внучка за бабку.
Фотографии будут позже.

Опубликовано с мобильного портала ljmob.ru

Profile

nomshar: (Default)
nomshar

May 2015

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 06:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios